homesitemap
запомнить меня

Керей Хан (годы правления: предположительно 1459–1473 гг.) и Жанибек Хан (предположительно 1473–1480 гг.)

Одними из первых ярких личностей, сыгравших колоссальную роль в истории казахского общества, ста­ли султаны-чингизиды, а затем и ханы – Керей и Жанибек. Они были теми деятелями, которые оказали непосредственное воздействие на процесс образования Казахского ханства.

Именно с образования этого государственного механизма и начинается собственно история Казахста­на, когда в середине XV века в обширных степях Центральной Азии на историческую арену выходит го­сударство, которое назвало себя Казахским.

В первой половине XV века ханство Абулхаира, или, как тогда его называли, Узбекский улус, во вла­дения которого входили степи Дешт–и Кипчака, современный Центральный Казахстан и некоторая часть Западного Казахстана, было одним из самых могущественных государств Центральной Азии.

Хан Абулхаир был человеком властолюбивым и довольно жестоко обходился с приближенными султа­нами, что вызывало их недовольство и сопротивление. Однако до середины пятидесятых годов XV ве­ка они не могли оказать Абулхаиру серьезного сопротивления и находились в определенной зависимос­ти. Чувствуя постоянную опасность от властителя Узбекского улуса, молодые султаны стремились дер­жаться от него на расстоянии. Недальновидная политика Абулхаира — беспрерывные войны, хозяй­ственная нестабильность, междоусобица и деспотизм – держали его подвластных в постоянном страхе и напряжении, доставляли массу тягот и лишений, пагубно отражались на экономической жизни края.

Таким положением внутри ханства Абулхаира умело воспользовались султаны Керей и Жанибек. Они су­мели создать в Западном Казахстане своеобразный центр действующей оппозиции. Мятежные султаны очень осторожно, но цепко держали в своих руках ряд торговых и крупных городов (Сыгнак, Сузак, Сауран), богатые водой и пастбищами окраинные земли. С подвластными пле­менами они кочевали в степях Центрального и Западного Казахстана. Постепенно к ним перекочевала часть бывших сторонников Абулха­ира, недовольная политикой произвола в степи.

Абулхаир не намерен был долго терпеть сепаратизм и своеволие Керея и Жанибека и передвинул свои войска в области, контролируемые ими. Султаны в тот момент уклонились от прямой схватки и ушли на юг, в Жетису. Средневековый автор Махмуд ибн-Вали пишет о событиях того времени: «Когда Абулхаир одержал верх над сыновьями своих врагов в областях Дешт-и Кипчака, некоторые из потомков Джучи-хана, например, Керей-хан и Жанибек-хан… вышли из круга подчинения и повиновения и предпочли покинуть родину. Отказавшись от унаследован­ной (от предков) страны, они ступили на дорогу, ведущую на чужбину. С группой людей, достойных признания, они выбрали путь в Могулис­тан». Можно предположить, что в числе лиц «достойных признания», скорее всего, были Катан би, Асан-Кайгы, Шалкииз жырау, Жиренше-ше­шен и другие. По казахским преданиям, непосредственным поводом для откочевки султанов было убийство представителя влиятельного ро­да аргынов Акжол бия, и несправедливое решение тяжбы Абулхаиром.

Так, взбунтовавшиеся султаны направили своих коней на юг, в Могулистан. Отколовшаяся часть сторонников Жанибека и Керея стала на­зывать себя казахами. По образу жизни, языку и культуре жители Могулистана мало чем отличались от жителей Узбекского улуса. Мирза Му­хаммад Хайдар в своем труде «Тарих-и Рашиди» сообщает, что владетель Могулистана Есен-Буга «…Охотно принял их и предоставил им ок­руга Чу и Козы-Баша» (в настоящее время это местность между озером Балхаш и Курдайским перевалом). Для Есен-Буги союз с Жанибеком и Кереем был крайне необходим. Опираясь на них, он сумел решить ряд своих внешнеполитических задач по защите границ Могулистана.

Уход Керея и Жанибека от Абулхаира стал лишь первым шагом к образованию казахской автономии. В момент откочевки Жанибеку было око­ло сорока лет. Керей же был на несколько лет старше. Таким образом, с их стороны это был обдуманный и выверенный шаг. К тому же, этот шаг был предпринят благодаря массовым настроениям, разорвать все отношения с Абулхаиром. Об этом говорит тот факт, что число их сто­ронников постоянно росло.

До сих пор неизвестна точная дата откочевки Жанибека и Керея. По одним сведениям, это произошло в 1456 году, по другим – 1459–1460 го­дах. Достоверно одно, что этот краткий период конца пятидесятых — начала шестидесятых годов оказался решающим в становлении Казахс­кого государства.

К 1465–1466 годам власть султанов в образованном ими государстве окончательно укрепилась. Появились и свои атрибуты, характерные для кочевых государств, суды биев, налоговая система, территориальные границы.

Абулхаир слишком поздно понял, к каким последствиям может привести упрямое своеволие мятежных ханов. Осенью 1468 года он двинул свою армию против Жаибека Керея, чтобы разгромить молодое ханство, но в походе умер, так и не достигнув своей цели.

Узбекский улус после смерти Абулхаира в 1468 году пришел в окончательное расстройство, в нем начались большие неурядицы. Часть отко­чевала к Жанибеку и Керею, около них собралось около двухсот тысяч человек. За ними утвердилось название узбек-казахи. Таким образом, именно мятежные султаны стали инициаторами создания нового государственного образования – Казахского ханства.

После смерти Абулхаира Жанибек и Керей приложили немало усилий, чтобы присоединить к себе его земли. С самого начала основания ханс­тва они повели упорную борьбу за присырдарьинские города, которые были отличными крепостями и торгово-экономическими центрами. Они старались окончательно утвердиться в землях, окружавших города Сыгнак, Сузак и др. Так что войны в казахских землях не утихали. Пос­вист оперенных стрел здесь был столь же част, как и свист ветра. Лилась кровь, тревожно ржали боевые кони, падали сраженные воины, ры­дали их жены и матери. Но это ли занимало умы властителей! Долгих три десятилетия вели первые казахские ханы борьбу за свои владения и их расширение, поддерживаемые повсеместно знатью и простонародьем.

Керей-хан (год рождения неизвестен – умер в начале 70-х гг. XV в.). Сведения об одном из первых ханов Казахского ханства весьма скудны. В исторических источниках до 50-х годов XV в. имя Керей-хана не упоминается. Немногочисленные сообщения о нем имеются в ряде вос­точных рукописей, на страницах которых Керей выступает в качестве старшего хана казахов. Согласно источникам Керей-хан был сыном вну­ка Орыс-хана – Болата.

Об отце Керея, Анике-Болат-султане в источниках сведения отсутствуют. Зато имя его деда – Токтакыйа – упоминается у многих восточных авторов. Он был старшим сыном Орыс-хана и после его смерти в 1377 году наследовал отцу. Токтакыйа был мягким и учтивым человеком. Но этим миролюбивым добродетелям деда Керея не было суждено проявиться в полной мере: он ханствовал всего лишь три месяца и погиб в войне с эмиром Тимуром и его протеже – мангышлакским царевичем Токтамыш-огланом (впоследствии ханом Золотой Орды).

Керей был единственным сыном Болат-султана. Его деятельность связана с событиями, происходившими до середины 70-х годов XV в., в ко­торых он играл активную роль. В результате этих событий власть в Узбекском улусе перешла от династии Абулхаир-хана в руки Керея и Жа­нибека. Старший по возрасту Керей был поднят на белой кошме и объявлен ханом.

Последнее упоминание имени Керей-хана в исторических анналах 1472–1473 гг. связано с набегом султана Бурыш-оглана на орду могулского хана Жунуса. К 80-м годам руководство переходит в руки Бурындык-хана, одного из многочисленных сыновей Керея, продолжившего дело от­ца.

В исторических материалах, повествующих о передаче Кереем ханской власти в руки своего сына Бурындыка, не содержится точных све­дений о государственной деятельности Керей-хана в период его правления в Узбекском улусе, его судьбе, времени и обстоятельствах смер­ти. По всей видимости, Керей-хан погиб после событий 1472–1473 гг.

Жанибек-хан (годы рождения и смерти неизвестны) – один из основателей Казахского ханства и династии казахских ханов. Жанибек был сыном Барак-хана и внуком Куйручук-хана, четвертого сына Орыс-хана. О дедушке Жанибека Куйручук-оглане мало что известно. В «Зафар-на­ме» Шараф ад-Дина Али Йазди (XV в.) содержится такой рассказ. В апреле 1395 г. на Тереке произошло решающее сражение между эмиром Тимуром и Токтамышем, ханом Золотой Орды. Токтамыш потерпел поражение и бежал. Тимур двинулся в погоню за своим противником. При­быв к месту переправы через Волгу (Итиль), называемому Туратурской переправой, «он дал находившемуся при нем сыну Урыс-хана, Куйру­чук-оглану, отряд узбекских храбрецов, находившихся числе слуг высочайшего двора, приготовил принадлежности падишахского достоинс­тва, удостоил его шитого золотом халата и золотого пояса, велел ему переправится через Итиль и передал ему ханство над Улусом Джучи. Царевич из рода Джучи, согласно приказанию, перешел на ту сторону реки и занялся собиранием рассеянной армии и устройством улуса». О том когда и как Куйручук-оглан оказался в орде Тимура и об обстоятельствах его правления Улусом Джучи сведений нет. Известно только, что ханствование его было непродолжительным: вскоре после ухода Тимура с территории золотоордынского государства его ставленник был убит.

Отец Жанибека Барак-хан был известен как человек отчаянной храбрости и весьма энергичный правитель. Он обладал всеми качествами че­ловека действия: смелостью, решительностью, настойчивостью. В самом начале 20-х гг. XV в. он одержал победу над своими политическими противниками в Присырдарьинских владениях Джучидов. Оттуда выступил в Поволжье на войну с претендентами на золотоордынский прес­тол. Победоносно разгромив войско хана Худайдада, он овладел Сараем, столицей Золотой Орды. Потом он вернулся на берега Сырдарьи и воевал с внуком Тимура, Улугбеком, правителем Мавераннахра.

У хана Барака было три сына и одна дочь по имени Саадат-бегим; имена его сыновей: Мир-Сайид, Мир-Касим, Абу-Саид, «которого называют также и Жанибек». Известно, что Барак-хан погиб в 1428 г; следовательно, можно предположить, что Жанибек родился не позднее 1429 г. Упоминания о Жанибек-хане встречаются во многих восточных книгах, что свидетельствует о его известности. В них он выступает вождем казахов, отважным воином, одним из основателей Казахского ханства. Его имя почти всегда упоминается рядом с именем Керей-хана. Одна­ко вряд ли, Жанибек был самостоятельным правителем. Источники говорят, что его «называли Кичи Жанибек-хан», а это означало младший хан. И он «…во всех делах слушался и подчинялся Бурындык-хану», который продолжал дело своего отца Керей-хана. Хотя надо полагать, что Жанибек-хан был весьма образованным человеком своего времени, знавшим историю государства Чингисхана – Золотой Орды. Именно Жа­нибек дал народу, населявшему его государство, название казах, а само государство назвал Казахским ханством. Ему пришлось заниматься главным образом внутренними делами: созданием центра Казахского ханства со столицей в Сарайшыке и распределением земель между ка­захскими родами; созданием армии, налаживанием торговли с соседними странами и чеканкой монет. Защиту границ ханства он поручил сво­им сыновьям.

У Жанибек-хана было девять сыновей. Третий его сын Касым стал ханом и сумел утвердить свое владычество над огромными просторами казахских степей. При нем Казахское ханство стало одним из сильнейших государств в Центральной Азии.

Таковы сведения о ханах Керее и Жанибеке, основателях первого казахского государства. Место их погребения неизвестно. Но осталась па­мять; осталось потомство; осталось основанное ими ханство, которому суждена была долгая жизнь. /Ref: www.tarih.spring.kz/ru/history/medieval/figures/jasibay//